hebe_frivolous

Category:

Конспект курса лекций "Психология творчества" Е. Шевченко


1. Определение творчества и психологии творчества

Творчество – это то, что создает человек. Оно неповторимо, новаторско, личностно. Природа не может создавать творчество, она может только развиваться, проходить какие-то этапы.

Человек творец творчества, именно через это тавтологическое определение Шевченко описывает психологию творчества. Посредством психических процессов человек конструирует творческий акт, текст, создает литературное произведение.

Важно отметить, что истинный писатель не излагает поток мыслей на страницах своих книг (хотя были и такие оригиналы, например Андре Бретон с его автоматическим письмом, который на самом деле тупиковая ветвь эволюции литературы), напротив, он конструирует текст таким образом, что читателю становится понятной авторская мысль (замысел). И в этом смысле писатель сближается с природой, которая порождает саму себя. А автор порождает текст, который в свою очередь порождает творчество, и так происходит постоянный творческий круговорот.

2. Категория свободы в отношении выбора между добром и злом в творчестве

Бердяев считал, что Бог намеренно скрыл возможность творчества от человека, предполагая, таким образом, что только самые умные (и креативные - ?) смогут понять, что творчество – есть наивысший акт реализации свободы. Только занимаясь им (творчеством), автор свободен. Но и тогда он обязан делать выбор между добром и злом. Цветаева, Пушкин, Булгаков – все они понимали, что там, где рождается что-то новое неизменно присутствует диавол, та сила, что вечно хочет зла и вечно творит добро. Фактически тот диавол, что жил у Цветаевых на антресолях, и которого видела только одна Марина, и есть выразитель свободы творчества.

Карсавин приводит притчу, из которой следует, что диавол лучше самых набожных людей, ибо готов ради того, чтобы жить среди смертных и молоко львицы достать, и жалованье на покупку церковного колокола отдать.

Шевченко считает, что за плечами писателя одновременно стоят Бог и диавол, а автор как канатоходец балансирует между ними, как в рамках всего своего творчества, так и в рамках отдельно взятого произведения. Однако, иногда творец живет во время «скомпрометированных идеологий» и вынужден для себя делать сложный выбор о свободе творчества. Быть ли ему свободным вовне, всецело, или только внутренне, сохранив при этом физическую свободу, а иногда и собственную жизнь.

Эстетика первична, этика вторична. Искусство романа, в котором отсутствуют моральные оценки (или хотя бы моментальные моральные оценки), тот созданный автором мир, где возможен другой взгляд на обыденность, - вот те созидающие механизмы, которые сформировали европейскую культуру. Читая Флобера и Бальзака, мы можем тут же осудить их героев, однако, стоит ли? У них своя правда, своя мораль, они живут в вымышленном пространстве, где отсутствуют моральные оценки.  Автор дает возможность читателю взглянуть на окружающую действительность с другой точки зрения, показывает иную трактовку событий, по сути балансирует между Богом и диаволом.

3. Призвание

Как рождается писатель? Как приходит желание писать? Шевченко вслед за Мамардашвили настаивает на том, что автора, писателя призывают к этому делу свыше.

Все мы существуем как бы в 2-х реальностях, одна та, что нас окружает (но не она является настоящей) и другая та, в которой мы живем, но не видим ее. Именно последняя является наиболее реальной (космической).

Итак, художника призывают к творчеству, однако этому призыву предшествует подготовительное действо. Все это хорошо описал Пушкин в своем «Пророке».

«Искусство, по Гюйо, есть конденсация действительности, оно нам показывает человеческую машину под более сильным давлением, старается представить нам больше жизненных явлений на одном прожитом участке времени» - так и автор в какой-то момент попадает в конденсат божественного промысла и приобщается к творчеству словно библейский Савл.

Искусство заразительно. Призыв автору может исходить откуда угодно. Так Лермонтов писал, что в бытность его младенцем рано умершая мать его сажала на колени и играла какую-то приятную музыку, отчего потом в взрослом возрасте произошла его тяга ко всему прекрасному и прежде всего к сочинению стихов. Для Цветаевой таким проводником божественной воли был книжный шкаф, который манил ее, словно древо познания своими яблоками.

4. Смещение

Бывает, что призывы к творчеству исходят от другого произведения искусства. Просто не все их слышат. Таким произведением, например, является прустов Сван. В нем самом к героям обращен творческий призыв, но они его не слышат.

Пруст пишет, что услышать призыв к творчеству – мало. Необходимо еще иметь силу, чтобы начать преобразовывать этот импульс в творение. Ведь человек слаб. Вот, что пишет Шевченко: 

«Психической жизнью человека правят: надежда, страх, и лень. Надежда – что он, человек, и так, без создания книги будет как-нибудь спасён, он и так как-нибудь получит бессмертие (понимаем, таким образом, что акт творчества – есть акт спасения, бессмертия), то есть всё и так обойдётся; что касается лени – то человек думает, что писание книги можно отложить, её создание можно отсрочить, перенести на потом, на завтра. Мы полагаем, что завтра само собой как-нибудь сделается так, что всё будет иначе и я начну писать книгу. (не будет! Ведь завтра создается сегодня. Если сегодня ничего не сделано для творчества, то завтра оно не материализуется ниоткуда) Страх – это страх, что книга не получится, что тебя постигнет провал; еще к тому же куда уйти от страха чистого листа? Как начать писать на чистом листе, чистом поле монитора? Привычка: это привычка жить как вчера, то есть вчера не писал – и сегодня можно не писать. Пары: привычка и надежда, страх и лень – взаимозаменимы. Страх и лень в свою очередь можно заменить их эквивалентами – отсутствием силы, в ницшеанском смысле слова. Дело в том, что там, где должно случиться событие и нет усилия с нашей стороны, - мир не длится. В мире многие вещи не длятся сами собою, если они не питаются нашим возрождающимся усилием. Есть сыны природы и есть сыны света. Сын природы тот писатель, кто живёт в режиме дурных повторений одних и тех же описательностей из романа в роман, в режиме надежды, удваивающей мир: мир после нашей смерти будет похож или будет такой же, как и мир этой нашей жизни, и если мы не успели чего-то здесь – успеем там, человек, не признающий, что всё происходит здесь и сейчас. И есть сыны света или труда».

Сила питается страстью. Например толстовской страстью к деятельному созерцанию. Весь творческий акт тогда делится на 2 части – воспринимание и высказывание. Сначала творец воспринимает, созерцает действительность, потом осмысливает ее, потом творчески перерабатывает ее.

5. Пред-творчество или прото-творчество

До-творчество - это своеобразная устная (мысленная) рефлексия, это тренировка своего писательского навыка в повседневной жизни, в описании знакомых нам людей, в пересказе новостей.

На предварительном (подготовительном) этапе писатель никогда не пишет, он нарабатывает опыт рефлексии в состоянии измененного сознания, намеренно погружается в вымышленный мир, живет в окружении своих образов.

6. Начало. Первый литературный набросок

Писатель, поэт ищет в себе ощущение. Ощущения возникают, когда он смотрит на совершенно казалось бы обыденные вещи: камни, птицу, ребенка. Он всматривается в них и по словам Пруста стремится почувствовать эти предметы (м.б. вжиться в их образ?).

Порядок (начала творческой деятельности) таков: образ, впечатление, ощущение, расшифровка ощущения и высвобождение из него духа, узнавание истины. После чего собственно начинается само творчество: «...истолкование своих ощущений как знаков - и законов, и идей - одновременно, и старание продумать, то есть извлечь из тьмы то, что ты почувствовал, превращение знаков в их духовный эквивалент. То есть в произведение искусства».

Необходимо различать наблюдение и впечатление. Шевченко вслед за Прустом полагает наблюдение целиком рациональной деятельностью, контролируемую нашим сознанием, а потому бесконечно повторяющую себя бессмысленную череду действий. Наблюдение не ведет к творчеству. К нему ведет тот отклик, который находит в душе писателя тот или иной (наблюдаемый) объект. Что толку миллион раз представлять себе вкус пироженного, искать оттенки вкуса – подобное создание дублей не имеет к творчеству ровно никакого отношения.

7. Поэтическая память. Воображение

У писателя особая долгоиграющая память. Он бережно хранит в ней все яркие впечатления и может словно по мановению волшебной палочки извлекать их оттуда, когда ему заблагорассудится. Между моментом запечатлевания образа в поэтической памяти и моментом проявки должно пройти достаточное время. Образ должен «вылежаться».

Художественное произведение есть вместилище всех запечатленных в памяти поэта образов, это рукотворный мир, который вполне материален.

Поэт может творить одномоментно, создавая бесконечное множество художественных миров. Писатель должен дождаться, когда чувства «отпустят» его, и голова станет холодной. Только после этого следует приниматься за рукопись.

 Чехов: «Садиться писать нужно тогда, когда чувствуешь себя холодным как лёд».

Помимо накопления в памяти и воображения как творческого процесса необходимо еще и рассуждение, своеобразная писательская рефлексия, которая непосредственно формирует ткань художественного произведения. Размышление помогает вскрывать сущность символов, находящихся в памяти поэта в виде образов. Фактически размышление и есть текстопорождающая практика.

Писательская рефлексия помимо прочего служит для обобщения, для поиска и формулировки неких общих законов и истин.

8. Мотивация литературного творчества

Важным мотивом литературного творчества является стремление обрести утраченное время, возможно встретиться с потерянными любимыми и родственниками. «Писание – есть любовь к жизни не такой, какой она была, а такой, какой ты смог её вспомнить. То есть подвергнутой трансформе. Какой трансформе? Трансформе переосмысления прошлого и приведению его удручающего, страшного, трагического содержания (посредством совершенного языка, то есть формы выражения) – к очистительному разряду внутри самого себя (внутри писателя), к разряду, благодаря которому побеждается и уничтожается горестное страшное содержание». Посредством литературного произведения «житейская муть» обретает бессмертие, навеки запечатленная на бумаге в том виде, в котором ее запомнил писатель.

Материальный мир может (и хочет, стремится к этому) обрести бессмертие (новую форму) посредством слова. Недаром же сказано в Писании: «скорее земля и небо прейдут, а слова мои не прейдут». Слово – вот универсальный гарант существования и в этом материальном мире и в новом – горнем.

Отличие творчества от науки в том, что наука познает, а творчество переживает.

9. Профессионализм и дилетантизм

Писатель, по мысли Шевченко, по-настоящему живет только в рамках своего литературного труда, для окружающих он живой мертвец, потому что уже покинул этот мир и ведет раскопки литературной Трои.

Профессиональный писатель, по мнению Чехова, должен писать вопреки нездоровью, вопреки боли, плохому настроению, вопреки – всему.

Многие писатели сходятся во мнении, что для осуществления творчества писателю необходимо пережить страдания, поскольку они - лучшее топливо для творчества. Есть и те, кто говорят, что профессиональному писателю страдания не нужны, а нужен порядок, ибо хаос (в мыслях и на рабочем столе) не может породить творчество.

Писательский талант – это осознанный, отрефлексированный инстинкт, который автор постоянно улучшает и дорабатывает. Талант выявляется через образ мыслей и приемы стиля, т.е. настоящий писатель активно работает над своим талантом (по Шевченко «делает шаги»), тогда как дилетант этих шагов не делает. Графоман не понимает, что цель искусства – не пересказ событий, не простое извлечение их из памяти, но преломление их через «морскую воду» творчества.

Писательский стиль – ключевое в профессиональном творчестве. Он помогает увидеть авторскую интерпретацию событий, авторское представление окружающей действительности, услышать его собственное, уникальное мнение, сличить его со своим. Искусство представляет в наше распоряжение мириады художественных миров, созданных воображением действительно талантливых писателей.

Дилетанты не живут под знаком пера. Ежедневного литературного труда. Ремесла, стойкого до конца. А преграждают путь к литературному труду три «зверя»: лень, страх, и надежда. (Означает ли это, что всякий, кто ежедневно не пишет есть дилетант?).

«Считается правдой, что Достоевский , как сейчас принято говорить, «уволился с работы», отказался от места, он прямо как бы прыгнул в открытый космос без скафандра, рискнул. Сел за писательский стол. Это подход к литературному делу – профессионала. Дилетант ведёт себя иначе». Дилетант боится, лениться и надеется, что авось обойдется, авось роман сам как-нибудь напишется или кто-то поможет ему.

10. Рабочий стол

Именно повседневность, дисциплина, порядок и ежедневное писание создают великие произведения, создают самого писателя.

Цветаева: «писать не можешь? – об этом пиши»

После того, как писатель «распишется», когда его произведение обретет определенные черты, он должен презреть никчемный альтруизм и полностью посвятить себя писательскому ремеслу, не отвлекаясь ни на друзей, ни на бытовые дела.

11. Вдохновение

Вдохновение – особое состояние. Ему предшествует повышение температуры тела, бурление крови. Испытывая приступ вдохновения писатель более «не наблюдает часов», совсем как влюбленный, он отгораживается от всего мира и пишет, пишет, пишет. Вдохновение приходит после того, как проведена подготовительная работа и когда автор «расписался». Оно всегда приходит не ДО, а В процессе творческой деятельности.

Писатель рефлексирует момент наступления творческого вдохновения и, вероятно, на продвинутых стадиях уже может им управлять?

12. Замысел

Шевченко не в силах объяснить что есть писательский замысел и определяет его как «неизъяснимую тайну».

Замысел нельзя слишком долго носить в себе. Он может «выдохнуться». «Воплощение же – это проклёвывание, рост и все большее и большее разворачивание зерна в росток, стебель и лист. В то же время, воплощение – это ткачество. Не даром, по-гречески «текст» – это ткань, то что в дальнейшем стало называться текстиль».

Когда замысел оформился писатель, как правило, видит архитектонику будущего произведения, сколько там будет глав, будет ли оно длинным (роман) или коротким (рассказ), фактически уже на данном этапе происходит своеобразный отбор материала и распределение его.

13. Первая строчка. Начало литературного произведения

Первая строчка очень важна. В поэзии она приходит сама, в прозе из нее вырастает (в терминах Шевченко «прирастает») все произведение. Будет начало правильным, проза (рассказ) вырастет как бы сам собой.

«Чтобы рассказ стал развиваться, писателю надо на свое ухо (в котором стучит его собственный стиль) абсолютно гармонизировать начало своего текста - гармонизировать для самого себя. Надо прийти с ним в согласие, быть им довольным, любить его, - тогда любовь эта исполнит писателя тем состоянием, в котором ему будет казаться, что рассказ растет сам».

Классно начинать с диалогов. Например Толстой начал «Войну и мир» с междометия «Ну», а Пушкин считал, что роман «требует болтовни». Вспоминается в этой связи начало «Тома Сойера».

14. Деталь

Писатель должен быть «грабителем» деталей, ему необходимо все подмечать. Причем делать это он должен постоянно (когда спит и когда бодрствует).

В данной главе полностью приведет рассказ М. Веллера «Гуру», который в романизированном виде рассказывает о некоторых аспектах обучения литературному ремеслу.Основные вехи данного обучения можно свести к следующему:

- произведение должно читаться в один присест, в нем концентрат авторского мира, компрессия пространства и времени. «Вещь тем совершеннее, чем больше в ней информации на единицу объема». Вспоминается чеховское «краткость – сестра таланта». 

- «Процесс создания вещи состоит из следующих слоев: отбор наиподходящего, выигрышного, сильнейшего материала, построение вещи, композиция; изложение получившегося языковыми средствами. ... Каждая буква должна быть единственно возможной в тексте»

- собственно о детали «Не нагромождай детали - тебе кажется, что они уточняют, а на самом деле они отвлекают от точного изображения. Каждый как-то представляет себе то, о чем читает, твое дело - задействовать его ассоциативное зрение одной-двумя деталями. Скупость текста - это богатство восприятия, дорогой мой».

- собственный алгоритм гуру из рассказа таков: «Первое. Научись писать легко, свободно - и небрежно - так же, как говоришь. Не тужься и не старайся. Как бог на душу положит. Обычный устный пересказ - но в записи, без сокращений.

Второе. Пиши о том, что знаешь, видел и пережил. Точнее, подробнее, размашистее.

Третье. Научись писать длинно. Прикинь нужный объем, и пиши втрое длиннее. Придумывай несуществующие, но возможные подробности. Чем больше, тем лучше. Фантазируй. Хулигань.

Четвертое. А теперь ври напропалую. Придумывай от начала и до конца; начнет вылезать и правда - вставляй и правду. Верь, что это так же правдоподобно, как то, что ты пережил. То,  что ты нафантазировал, ты знаешь не хуже, чем всамделишное. 

Пятое. Выкидывай все, что можно выкинуть! Своди страницу в абзац, а абзац - в предложение! Не печалься, что из пятнадцати страниц останутся полторы. Зато останется жилистое мясо на костях, а не одежды на жирке.

Шестое. Никаких украшений! Никаких повторов! Ищи синонимы, заменяй повторяющееся на странице слово чем хочешь! Никаких «что» и «чтобы», никаких «если» и «следовательно», «так» и «который». По-французски читаешь? Ах, пардон, я забыл, каких садов ты фрукт и продукт. Читай «Мадам Бовари» в Роммовском переводе. Сто раз! С любого места! Когда сумеешь подражать - двинешься дальше».

- необходимо много читать, лучше классику. В какой-то момент откроется несовершенство («человечность» в терминах гуру) классических авторов. С этого момента начнется настоящее писательство.

15. Элементы художественного мышления

Символ – основное понятие искусства. Посредством символа художественный образ приобретает осмысленность. Как мы помним художественный образ – это инструмент освоения действительности.

Внутренней формой символа являются тропы (метафора, оксюморон, метонимия), посредством которых происходит сдвиг в семантике слова.

«Тропы закрепляют в слове особенности индивидуального восприятия реальности и являются важным элементом художественного мышления».

Метафора считается единицей художественности, своеобразным маркером авторского стиля. А вот сравнение – это низшая форма художественности.

16. Техника. Мастерство. Работа над текстом. Правка

«Достоевский признавался, что мечтать о будущей книге гораздо приятнее, чем писать. Технически воплощать – это падать от усталости замертво после многочасового духовно-интеллектуального штурма и «только тогда и быть счастливым»». 

Литературная, редакторская правка – реальность. Каждый писатель по-своему относится к тому количеству правок, которое можно делать на единицу текста. Например, Гоголь считал, что больше 7 раз править (переписывать) страницу не стоит.

Текст стоит переписывать до тех пор, пока не наступит физическое ощущение того, что страница перестала «рябить».

Замятин так учит будущих литераторов: первый черновик лучше писать достаточно быстро, чтобы придать законченность сюжету-фабуле. Не страшно, если в нем будут длинноты и лишние куски, при дальнейшем редактировании их можно будет убрать.

Затем Замятин советует переписать рассказ, повесть и даже роман как минимум 2 раза, вычеркивая все ненужное. Важно быть безжалостным к себе и не оставлять ничего лишнего в тексте. После этого необходимо прочитать себе вслух текст, чтобы затем откорректировать его, опираясь на музыку слова и ритмику.

Необходимо избавится от всех рифм, если таковые встретятся в черновике, поскольку в прозе рифма не допустима. Также нужно будет избавиться от аллитераций и ассонанса. Все стихотворные метры, а также стечение одинаковых падежей необходимо выкорчевать.

Авторский стиль есть неизменность красоты писателя во всех его произведениях. Стиль – это качество авторского языка.

17. Мерцание смысла

Литературное произведение характеризуется мерцанием смысла, т.е. когда при чтении его думается одно, а по прочтении, когда размышляешь над этим, совершенно другое. Талант писателя в том, чтобы наполнить свое произведение массой смыслов, их оттенков, когда неожиданно открывается что-то новое, иногда совершенно противоположное. В этом моргании смыслов и возникает поле искусства.

Скачать файл с лекциями Е. Шевченко

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.