hebe_frivolous

hebe_frivolous 10 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

"Она ходит в шёлковых чулках, а мне нечем кормить ребёнка": как жили жёны краскомов в 1920-е годы

В 1920-е годы по завершению кровопролитной Гражданской войны советское общество вступило в эпоху относительного спокойствия. Основная масса Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) была расквартирована. Вместе с командующим составом на постоянное место жительство пришли и жёны с детьми.

Очередь за продуктами в Москве. Фото: 1919 г. Источник: РИА Новости
Очередь за продуктами в Москве. Фото: 1919 г. Источник: РИА Новости

Большевики утверждали, что в советском обществе больше нет богатых и бедных. Но на деле социальное и имущественное расслоение, безусловно, оставалось. Это на собственной шкуре испытали женщины, вышедшие замуж за красных командиров (краскомов). Потому что жизнь и смерть теперь определялись единственно тем, в каком звании пребывал супруг. Командиры полков и их семьи катались словно сыр в масле, командиры взводов и их жёны — нищенствовали и сдавали детей в приюты, потому что иногда их просто нечем было кормить.

В 1927 году командир взвода где-нибудь в Сибири получал 60 рублей зарплаты, 10 рублей бонусов для оплаты квартиры и продовольственный паёк, о питательности или вернее "питательности" которого речь будет ниже. Месячный продуктовый бюджет на семью из 3 человек (+ жена и ребенок) составлял 36 рублей. Баня и стирка (удобств в помещения, где жили семьи краскомов, как правило, не было) — 5 рублей 70 копеек, керосин — 2 рубля, пресса — 3 рубля 20 копеек, прочие отчисления — 1 рубль 80 копеек. Некоторые помогали престарелым родителям — еще 10 рублей. Итого в месяц комвзвода тратил 71 рубль 20 копеек и жил в долг. И это при том, что на одежду и обувь уже не оставалось.

Из-за такого чудовищного материального положения малолетние дети красных командиров в отдельных случаях ходили побираться, а жёны торговать собой.

Работницы. Фото: 1925 г. Источник: ЦГАКФФД
Работницы. Фото: 1925 г. Источник: ЦГАКФФД

Женщины мало что могли сделать для улучшения материального обеспечения семьи. Большинство сидело дома с детьми, другие искали работу — любую. С работой в 1920-е годы было сложно, особенно в гарнизонах, удаленных от центра. Но даже 2 оклада не могли обеспечить материальный достаток. Например, супруга одного из командиров, работавшая на заводе "Красная заря" (Москва) получала 21 рубль в месяц. На семью из 4 человек этого совершенно не хватало.

Еще одной серьёзной проблемой был жилищный вопрос. В 1920-е годы рядовые командиры (то есть все ниже комполка) размещались в полуразрушенных, набитых под завязку общежитиях на территориях воинских частей. В них стандартно отсутствовали удобства, зато наличествовали грязь и сырость, вызывавшие у детей разного рода простудные заболевания и туберкулёз легких.

В принципе, у частников можно было найти нормальное жилье, но семейный командир вряд ли его бы потянул, даже при работающей жене. При этом очень многие семьи вообще не имели постоянного места жительства и ютились в старых кухнях и коридорах на 10 квадратных метрах. Некоторые жёны жили в походных комнатах и даже казармах вместе со своими мужьями.

В столицах несколько семей могли жить в одной комнате, разделенной на секции ширмой. Спали прямо на полу или на топчанах. Готовить пищу, понятное дело, в таких условиях было негде.

Чайная в Харькове. Фото: 1924 г. Источник: Getty Images
Чайная в Харькове. Фото: 1924 г. Источник: Getty Images

А кроме этого жили в землянках, на вокзалах, на бывших складах, в туземных кибитках (в среднеазиатских гарнизонах), в заброшенных церквях, сараях, мазанках. Любая постройка, мало-мальски пригодная служить защитой от дождя становилась желанным убежищем.

Неудивительно, что за жилье шла ожесточенная борьба. Поскольку законов никаких не было, действовало правило самого сильного. Процедура выселения была простой до безобразия — ставили вооруженную охрану у двери и не пускали предыдущих жильцов. Вещи и продукты, если таковые имелись, забирали себе.

Две семьи рабочих кондитерской фабрики снимают угол в комнате. Петроград, 1920–1923 гг. Источник: ЦГАКФФД
Две семьи рабочих кондитерской фабрики снимают угол в комнате. Петроград, 1920–1923 гг. Источник: ЦГАКФФД

С жилищной проблемой была тесно связана проблема отопления. Дрова комвзводам не выдавались, приходилось покупать на свои. Для их приобретения начисляли прибавку — 23 рубля в месяц. Для сравнения: воз дров стоил в 1923 году — 200 рублей, а пуд угля — 25 рублей. Из ситуации выходили по-разному: кто-то воровал, кто-то топил только когда готовил пищу.

Красноармейки ходили к начальству, просить, чтобы выделили бесплатно дров или леса. Начальство отмахивалось.

Жёны командиров Красной Армии. Фото: 1930 г. Источник: https://viromiro.livejournal.com/
Жёны командиров Красной Армии. Фото: 1930 г. Источник: https://viromiro.livejournal.com/

Что касается продовольственной проблемы, то жёны краскомов знали о ней не понаслышке. Продовольственное обеспечение семей было организовано из рук вон плохо. Пайки были не только мизерными, но и плохого качества.

Мясо в продуктовых пайках — протухшим, иногда его заменяли червивыми воблой или селедкой. Вместо муки — толченое зерно. Спички и мыло — за свои деньги. Масло всегда прогорклое, употреблять его значит заработать расстройство желудка. Единственное, что было хорошо — это сахар и хлеб. Их можно было есть, а можно — продать на рынке за хорошие деньги.

Семья Бугровых. Фото: 1927 г. Источник: https://ljwanderer.livejournal.com/
Семья Бугровых. Фото: 1927 г. Источник: https://ljwanderer.livejournal.com/

Наверное, самой большой проблемой были масломолочные продукты, жизненно необходимые для питания детей. Отсутствие их в рационе вызывало целый букет болезней: рахит, воспаление кишечника, воспаление надкостницы — вот только неполный перечень хворей, от которых гибли дети красных командиров.

Страдали и взрослые. Не дай Бог заболеть язвой желудка или чахоткой — возможности обеспечить себе диетический стол просто не было.

Теплая комната (с печкой). Фото: 1929 г. Источник: https://family.ru/
Теплая комната (с печкой). Фото: 1929 г. Источник: https://family.ru/

Из-за тотальной нищеты и невозможности прокормиться семьи часто разделялись. Жёны уезжали в деревню, детей отдавали в приюты или родственникам.

В середине 1920-х годов в гарнизонах было организовано общественное питание. Обед в столовой, однако, был по карману только холостому. Командир с семьей на своё жалование прокормиться там был не в состоянии.

Что касается одежды, а тем более красивой или модной одежды, то о ней красноармейки могли также забыть. В 1920-е годы средняя цена на зимнее пальто составляла 40 рублей, на пару ботинок — 20 рублей. Выкручивались как могли. Чтобы одеть супругу, командир часто подключал солдат. Они шили сапоги (ему и ей), платье, ловили кротов на шубу. Пальто перешивали из шинелей и обмундирования.

Ужасные бытовые условия и плохое питание подрывали здоровье жён и детей краскомов. Основными заболеваниями в их среде были: цинга, куриная слепота, малокровие, менингит, туберкулёз.

За медицинской помощью следовало обращаться к частным врачам. В фельдшерский околоток за минимальными процедурами могли обращаться только военные. Визит к врачу стоил 5 рублей, при беременности (или если врач пожалеет) — 3 рубля. Лекарства были и того дороже.

Большой статьёй медицинских расходов были аборты. Супруги командиров из-за бедности прибегали к ним очень часто. Некоторые копили деньги и делали их даже на 6 месяце.

Совершенно в других условиях жили жёны высшего командного состава. Например, командующий Восточным фронтом В. А. Ольдерогге вместе с семьёй устроился в Киеве на широкую ногу. В центре города ему выделили огромные апартаменты и личный автомобиль. Дочери бывшего царского генерала организовали на ипподроме тотализатор, а супруга устраивала дома вечера оперной музыки, билет на которые стоил по 2 рубля с человека.

Другой генштабист РККА И. Х. Паука забрал себе в Киеве целый губернаторский дом. Жена его заведовала хозяйством, держала корову и несколько человек прислуги. Мебель в своё уютное гнездышко супруги взяли прямо из Киевского дворца.

Как видно в Красной Армии 1920-х годов как в зеркале отразился государственный строй, установленный большевиками. Представители народа жили в землянках и умирали от менингита и абортов на поздних сроках, красная же элита устраивала званые вечера и ездила кататься на личных авто. Жена комвзвода вполне могла сказать о жене комполка, что пока та ходит в шёлковых чулках, у жены комвзвода в это время нечем кормить ребёнка.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Автор записи увидит Ваш IP адрес