Ветреная Геба (hebe_frivolous) wrote,
Ветреная Геба
hebe_frivolous

«Доктор Сон» Стивена Кинга – что-то вроде рецензии

Художественный мир романа Стивена Кинга «Доктор сон» – целиком идеализированная конструкция, состоящая из фантастических образов перемешанных с образами реально существующих предметов. Фантастичны образы «Узла Верных» и дара Абры Стоун и Дэна Торранса, фактографичны образы организации Анонимных Алкоголиков (сокращенно АА), кемпинга, хосписа и других подобных им реально существующих вещей и явлений.

На протяжении чтения «Доктора Сна» меня не покидало ощущение, что Кинг стремится посредством образа главного героя познать мир алкоголика, его душу и сущность. Он проводит Дэна Торранса через все возможные этапы этого заболевания (?) – падение до самого дна сиречь преступление, дружеское участие, вступление на путь исцеления (приход в АА) и наконец получение заветного жетона, маркирующего завершающий этап в избавлении от заразы.

Образ хосписа в романе выписан неярко, но этого и не требуется, поскольку хоспис является лишь второстепенным местом действия. Чувствуется, что автор не стремится к его раскрытию так, как он стремился в «Зеленой миле», где хоспис живет своей жизнью, в нем кипят страсти и происходят важные события, тогда как в «Докторе Сне» – это просто место, где просто (или не просто) умирают старики.

«Доктор Сон» является своеобразным продолжением «Сияния», пера того же автора, о чем он пишет в авторском послесловии. «Во время очередной раздачи автографов какой-то парень спросил: «Слушайте, а что потом случилось с мальчишкой из „Сияния“?»

Сам я тоже частенько задавался этим вопросом. А еще вот каким: как бы все обернулось для беспокойного отца Дэнни, если бы он вступил в ряды Анонимных Алкоголиков, а не пытался справиться с проблемой в одиночку, сжав кулаки?» Заметим, что последний вопрос совсем не освещен в романе, хотя образ отца Дэна в нем присутствует и даже сам Дэн размышляет о том, что могло бы быть, если бы его родитель обратился в АА, но ответа нет.

Многие составляющие «Доктора Сна» типические. Для Кинга вообще характерны типические образы, он старается создавать типично американских персонажей, проживающих в типично провинциальных городах штата Мэн. Так можно с уверенностью сказать, что образ Дэна Торранса – суть яркое концентрированное воплощение возвращающегося к жизни деградировавшего до последней степени алкоголика. А образ Абры – квинтэссенция образа американского ребенка 2010-х. Интересен с этой точки зрения эпизод встречи Дэна и Абры на скамейке возле школьной библиотеки. В наш век, когда о педофилии не слышал разве ленивый, любое взаимодействие между взрослым мужчиной и девочкой-подростком априори рассматриваться как подозрительное, а уж если они обмениваются электронными посланиями! Как раз этого очень боится Дэн, поэтому на встрече ведет себя очень скованно, старается не смотреть на Абру, не прикасаться к ней и не выражать слишком сильно свои чувства.

Образ отрицательного персонажа – Розы Шляпницы тоже совершенно типический. Она просто исчадие ада, пожирающее в буквальном смысле христианских младенцев. Все мыслимые пороки ей присущи, даже в любви (а у Розы есть любимый мужчина, как сейчас принято говорить) она старается занять доминирующую позицию и полностью подчинить любимого себе, используя его как марионетку. Она не слишком огорчена, когда теряет часть близких и верных ей сторонников, она занята только местью, никакие человеческие чувства ее не посещают.

Интересен образ-символ пара, выведенный на страницах романа. Пар здесь и жизненная энергия и душа человека (что суть одно и то же), его можно складировать и потреблять, после смерти он выделяется из человека, больше всего его у избранных, а меньше всего у «Узла верных». Ассоциативный круг «пара» – пароход (кто-то у кого этого пара много), парной (почти как парное молоко, питающая энергия младенца), парить (заслуга переводчика).

Типично для С. Кинга и образ зла, который всегда персонифицируется. Т.е. зло для Кинга не абстрактная конструкция, не антитеза к добру и, как следствие, обязательно наличествующая в предметном или художественном мире. Зло всегда конкретно, «Узел Верных» – персонификация этого зла, злу присуща цель и движущие мотивы. Хотя один из его представителей и сетует на то, что мол они такими родились и должны потреблять пар, чтобы выжить, читатель понимает, что они не хищники, вынужденные убивать свои жертвы ради пропитания, они сделали свой выбор по доброй воле и поэтому виноваты вдвойне и несут заслуженную кару.

Образы героев в романе очень экспрессивны, мы чувствуем всю любовь, которую вложил автор в их создание, даже отрицательные персонажы выписаны с любовью, которая проявляется в говорящих прозвищах, «уютных» деталях одежды, рутинных делах, которые «плохие» вынуждены выполнять.

Вообще эстетическое поле Стивена Кинга, порожденное авторским осмыслением мира, очень характерно. Сам писатель что-то говорил о влиянии, которое оказало на его творчество научная фантастика (и называл имена авторов неизвестные русскому читателю), однако, вычленить это влияние на авторский мир практически невозможно, так мастерски он его переработал. Стиль и сюжеты Кинга, пожалуй, не спутаешь ни с чем. «Доктор сон» в этом отношении хорошее продолжение (вторая серия).
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments